Рэду Мареш
Глухие услышали. слепые увидели и, пока безногие танцевали, безруким дали потрогать. (с)
Тринадцатый месяц в плену. Я исправно веду отсчет своих дней в этом карцере.
Третий день недели. Сегодня через шесть часов после пробуждения душ и бритье. Никакого самовольства, все конвой делает самостоятельно. Ни одного лица, ни единого звука голоса. Ничего живого. Кроме меня. Кажется в целой башне нет ни единого намека на естественную жизнь, - повсюду выродки из лабораторий с разной степенью интеллекта и разума, мне это видно невооруженным глазом. Одно радует - пространство настоящее. Как ни странно, но они отказались поместить меня в закрытую матрицу. Что ж, это было верным решением, если я им так дорог.
Время принятия пищи. Первое и единственное аз день. Пастообразная масса без вкуса, запаха и цвета, содержащая лишь микроэлементы, поддерживающие мою жизнедеятельность... Гольный суррогат.
Больше ничего в этом пространстве. Только глухая сталь, микрочипы и датчики. Как я еще не сошел с ума? Без понятия. Возможно, я до сих пор держусь потому что верю, что выйду отсюда каким-то неведомым образом. Хотя, наивно так полагать. Я не из тех, кому для счастья достаточно ясного неба над головой и уверенности в завтрашнем дне. Это было бы слишком просто для такого, как я.
Вдруг створки титановой двери расходятся в стороны и ко мне входит конвоир, какого я раньше не видел.
- Идемте со мной, - говорит он на международном языке, а значит, ему неизвестно, откуда я. Только после таких мыслей появляются такие, вроде, он говорит и он человек. Не сказать, что меня это порадовало. Скорее, приятно удивило после 12 месяцев "общения" с искусственными "разумами".
Мы следуем по коридорам, которые в последний раз я видел в день своего заключения. Здесь ничего не изменилось. Разве что их отремонтировали после того погрома.
- Полагаю, Вам известно с какой целью я нарушил Ваше уединение? - спросил человек, чуть оглядываясь на меня. Да, он шел впереди, явно пытаясь доказать, что доверяет мне. Даже разговаривал как-то мягко. Американцы... Неужели они все такие?
- Читать мысли за время заключения я не научился, а посему я даже предположить не могу цель Вашего визита, - в тон ему ответил я. Интересно, заметил ли издевку в моем голосе...
- А я думал, Вы знаете все на десять шагов вперед, гордель Твинсвуд.
Заметил.
- Знал, когда не был в столь отдаленных от процветающей цивилизации местах, - с усмешкой поправил его я. Черт возьми, что за херня?!
Американец тихо посмеялся. Откуда я был так уверен в его национальности? Видный политический деятель уж точно отложится в памяти даже склеротика.
- Что ж, тогда Вам вряд ли известно мое имя. Меня зовут Эндрю Ско...
- ... Скотт Макдауэл, - перебил его я и, когда он удивленно обернулся на меня, чуть улыбнувшись, добавил: - Младший. Нужно поддерживать репутацию всеведущего.
Я выдержал театральную паузу и продолжил:
- Мне не известно зачем Вы, гордель министр, явились за мной, но не знать кто Вы - это было бы оскорбительно даже для бездомного.
Макдауэл остался доволен, а я лишний раз убедился, что мои имплантанты все еще находятся в исправном состоянии. Но вряд ли они продержатся еще хотя бы половину того срока, который я пробыл здесь.
- Что ж, я рад, что мне не пришлось представляться, - самодовольно усмехнулся министр. Индюк. Он бы с огромным наслаждением, смакуя подробности, озвучил все свои награды и почести, полагая, что я вижу его впервые. В некоторой степени, он оказался бы прав в своих предположениях...
to be continued

@темы: черновик, персонажи, мое творчество, Олджер